Вчера президент России Владимир Путин лично благословил проект по распространению позитивного контента в интернете, который называется "Счастье есть" и будет администрироваться РОЦИТом (на сайте Kremlin.ru он почему-то называется РАЦИТом). Все это должно происходить под эгидой АНО "Россия — страна возможностей", опекаемого первым замглавы администрации президента Сергеем Кириенко.

Как объяснил директор РОЦИТ Сергей Гребенников, идея заключается в том, чтобы "увеличить количество позитивных эмоций в интернете".

Владимир Путин довольно точно ухватил суть проблемы, сразу спросив, а прибыльное ли это дело — делиться хорошими эмоциями? И на что собираются существовать авторы этого проекта? Гребенников скромно ответил, что "форма монетизации" его организации — это президентские гранты.

Ну то есть, попросту говоря, насыщать интернет счастьем будут из денег налогоплательщиков. Ранее сообщалось, что на проект потратят 400 млн рублей.

Надо сказать, во-первых, что в самой идее увеличения позитивного контента нет ничего нового. Собственно, государство занимается этим все последние годы: с помощью прямых дотаций из бюджета СМИ или распределения денег через конкурсы покупает в СМИ эфирное время и публикации в печатных и электронных СМИ, чтобы рассказывать о том, что оно, государство, делает хорошего. Если вы посмотрите информацию о конкурсах, которые выигрывает ВГТРК, вы обнаружите там гигантское количество контрактов на освещение деятельности различных органов власти, от мелких муниципалитетов до целых министерств, которые платят за то, чтобы о них рассказывали что-то хорошее. Есть такие контракты и в частных СМИ. Вообще, строго говоря, если такие публикации и эфиры выходят без соответствующих пометок, то это можно трактовать как нарушение закона о рекламе или даже коммерческий подкуп журналистов.

Во-вторых, почему же приходится платить за распространение позитивного контента? Потому что в рыночной системе СМИ невыгодно заниматься таким контентом. На него нет спроса. Да, читателям и зрителям не слишком интересно, что произошло что-то хорошее. Есть немало исследований по поводу тяги человека к негативным новостям. Они показывают, что даже те, кто на словах говорят, что им интересны хорошие новости, по факту предпочитают смотреть "плохие". Отчасти это объясняется нашей биологией: эволюция создала нас более внимательными к угрозам и рискам, и все плохое вызывает у нас больший интерес, потому что это нужно для выживания. Другой вопрос, что те угрозы, о которых рассказывают современные медиа, на самом деле в большинстве случаев не угрожают вашей жизни. Как бы то ни было, медиа по своей воле редко делают "хорошие новости", потому что читатели и рекламодатели не собираются это оплачивать своим вниманием и деньгами соответственно.

В-третьих, в демократических обществах ключевая функция СМИ — искать ошибки в работе правительства и компаний и рассказывать о них людям. У нас не то чтобы демократическое общество, но немногие независимые СМИ по-прежнему выполняют эту функцию. Государство часто трактует это как "негативный контент".

В-четвертых, характерно, что обсуждение "позитивного контента" произошло одновременно с известием о том, что "повар Путина" (а также владелец ЧВК Вагнера и фабрики троллей) Евгений Пригожин возглавил медиахолдинг "Патриот", который ставит своей целью "создание благоприятного информационного пространства", а также противостояние "антироссийским СМИ". К последним пригожинцы относят все сколько-нибудь независимые СМИ, включая даже окологосударственный "Интерфакс" (а также "Ведомости", "Коммерсантъ", "Медузу", "Знак" и т.п.). Возникает ощущение, что "распространение позитивного контента" будет сопровождаться с борьбой с "негативным контентом", а по факту — с новыми ограничениям для российских СМИ и атаками на независимую журналистику.

https://www.kasparov.ru/material.php?id=5D9ADCE85251F

1 1 1 1 1 1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (2 голосов)